03:10 

Извицкий
Кто ищет – вынужден блуждать.
"На плоту семеро. Пессимист, для которого все привлекательные стороны жизни не более чем соблазнительный обман, продлевающий страдание; эгоист, чей девиз «Carpe diem» («Лови момент»), — этот из кожи вон лезет, чтобы урвать себе на плоту лучшее место; оптимист, вечно шарящий по горизонту глазами в надежде увидеть обетованную землю; наблюдатель, который довольствуется тем, что ведет вахтенный журнал, где регистрирует ход плавания — всё, что происходит на море, на плоту и с его собратьями по несчастью; альтруист, для которого смысл существования в самопожертвовании и помощи ближним; стоик, который не верит ни во что, кроме как в собственное нежелание прыгнуть за борт и тем разом со всем покончить; и, наконец, дитя: тот, кому от рождения дано — как иному дается абсолютный слух — абсолютное неведение: жалкое до слез, вездесущее дитя, которое верит, что в конце концов все объяснится, кошмар рассеется и откуда ни возьмись из воды поднимется зеленый берег."
...
Пожалуй, нет ничего разрушительнее страха, этого бесплотного и неуязвимого паразита, сжирающего хозяина изнутри до основания, с костями и жилками. Страх - ленточный червь, свиной цепень, чья конечная цель, чья истинная пища - не животное, а человек, не тело, а личность. Попадая внутрь тела крошечной личинкой, этот червь через некоторое время разрастается до нескольких метров - нескольких метров мертвенно белой, склизской, прожорливой массы. Однажды впустив в себя червя страха, однажды дав ему пищу, однажды не задушив его в зародыше, ты обрекаешь себя на медленное, но неотвратимое разложение.
Чем призрачнее и иррациональнее первичная сущность страха, тем более осязаемым и реальным он становится, получив хотя бы микроскопическое основание для своего существования, хотя бы маленькую зацепку. Обманом обретая в твоем сознании реалистичность, страх и становится реальностъю, он заменяет ее. А потом заменяет тебя. Рано или поздно ты сам становишься воплощением своего страха.
...
Я справлюсь, я обязательно справлюсь, я обещаю тебе, справлюсь ради тебя. Я - то самое фаулзовское вездесущее детя, которое рано или поздно дождется объяснений и увидит сквозь кошмар зеленый берег, дитя, которое никогда никому не проигрывало, и которое уж точно не проиграет самому себе, мягкое и гибкое, гнущееся, но не ломающееся.
...
Первые мои слезы счастья наконец сложили паззл существования и связали то, что раньше никак не могло быть связанным. Я впервые плакал от счастья и впервые по-настоящему думал о смерти, которая показалась мне совсем не страшной.
В ту минуту я разрешил всему миру разлететься к хуям, на мельчайшие частицы, с грохотом и ослепительно-обжигающей вспышкой.
Зачем миру существовать дальше, зачем миру будущее и оформленность, если прямо сейчас мне так невыносимо хорошо, что лучше никогда не было и, кажется, быть не может.
Я держу это драгоценное "сейчас", наше святое "сейчас" в ладонях, и я готов держать его до тех пор, пока чувствую руки. Каждое утро будет наступать новый сегодняшний день. И каждый раз сегодня ты снова будешь засыпать у меня на руках, а я снова буду неслышно плакать от обжигающих внутренности чувств, осторожно дрожать от счастья и близости твоего тела, боясь тебя разбудить. Снова буду судорожно обхватывать твои запястья, чтобы почувствовать реальность происходящего.
Люблю.

URL
Комментарии
2014-07-28 в 00:15 

Гермина.
Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо
А-а-а! Твое внутреннее состояние сейчас мощно переключается с моим, хоть и разнится в некоторых аспектах.
Друг, можно утащу к себе? Просто думаю, стоит спросить, прежде чем делать, потому что вдруг он очень личный для тебя.

2014-07-28 в 00:27 

Извицкий
Кто ищет – вынужден блуждать.
Гермина. можно, конечно

URL
   

Колесо Сансары

главная